воскресенье, 9 сентября 2012 г.

Какой он, Лобачевский?


Высокий лоб, нахмуренные брови,
В холодной бронзе – отраженный луч…
Но даже неподвижный и суровый,
Он, как живой, – спокоен и могуч.
В. Фирсов

Сомнительное это дело в наши дни – читать мораль на тему неблагодарных потомков. Но бывает обидно, когда школьники говорят, что это Александр Сергеевич Пушкин, когда им показывают портрет Николая Ивановича Лобачевского.

1 декабря 2007 года исполнилось 215 лет со дня рождения «Колумба математики». Считается, что жизнь и творчество создателя неевклидовой геометрии подробно изучены. Но, как и многие другие гениальные личности, Лобачевский уже при жизни был окружен мифами. Один из таких мифов касается его изображений. Работы, посвященные иконографии Лобачевского, известны только специалистам. Поэтому даже в настоящее время нам часто предлагают ложные портреты ученого вместо настоящих.

Вот так же произошло с портретом, опубликованном во втором номере журнала «Квант» за 2006 год как иллюстрация к статье академика А.Д. Александрова «Тупость и гений». Хотя в первоначальном варианте этой статьи в номерах 11-12 за 1982 год этого портрета не было. Под портретом автограф Лобачевского, скопированный с другого источника (с гравюры В. Матэ). Александр Данилович вряд ли собирался предъявлять именно этот портрет. 

Обратимся к неоспоримым выводам профессора КГУ Б.Л. Лаптева, известного геометра, историка математики, одного из крупнейших исследователей жизни и творчества Лобачевского, представленным в приложении «К иконографии Н.И. Лобачевского» в книге «Н.И. Лобачевский. Научно-педагогическое наследие. Руководство Казанским университетом. Фрагменты. Письма» (1976): «Так называемый портрет Н.И. Лобачевского, масло, работы В.А. Щеголькова… не является портретом великого геометра».

Он представляет человека в сюртуке, перед которым лежит барельеф. Эта картина стала известна как «Портрет молодого Лобачевского». Он воспроизводился неоднократно в различных изданиях, в частности, в первом томе ПСС Лобачевского и в известной монографии профессора В.Ф. Кагана «Лобачевский» (1948). В это издание вошла статья заслуженного деятеля искусств, профессора П.М. Дульского об иконографии Лобачевского. Автор пишет, что В. Щегольков – один из первых живописцев, писавших портрет Лобачевского в годы творческого подъема великого математика: «Общая композиция портрета дает весьма эффектное погрудное изображение ученого в три четверти поворота фигуры с скрещенными на груди руками. Одет Лобачевский в черный сюртук, шею охватывает глухой, сплошной галстук, в виде шарфа, который освежен игрой драгоценной булавки. Тон лица подчеркнут белоснежными краями накрахмаленного воротничка, углы которого вырисовываются на фоне щек. Обращают на себя внимание руки в белых новых лайковых перчатках».

Б.Л. Лаптев отмечает: «…длительные изыскания Б.В. Федоренко завершились абсолютно убедительным выводом, что Лобачевский не мог служить оригиналом этого портрета». Портрет написан В.А. Щегольковым в 1833 г. как пробная работа с натуры. Он окончил в 1832 г. школу живописи в Арзамасе и добивался места учителя рисования в гимназии Казанского университета, а для этого должен был пройти апробацию через Академию художеств.

На портрете изображен юноша, а Н.И. Лобачевскому в это время было сорок лет. Некоторое сходство портрета с обликом ученого, запечатленным на других портретах, привело впоследствии к недоразумению. Он получил широкую (но ложную!) известность как портрет великого ученого в молодые годы.

А теперь о другом продолжении истории этого псевдопортрета. В 1992 году к 200-летию Н.И. Лобачевского Банк России выпустил юбилейную монету достоинством в один рубль с изображением ученого. Кого мы видим на реверсе этой монеты? Это тот самый лжепортрет Лобачевского. Можно ли его поместить в рубрике «Физики и математики на монетах мира» журнала «Квант»?

Вообще портретов Лобачевского очень мало. Наиболее известные из них принадлежат кисти казанского мастера Л.Д. Крюкова и написаны приблизительно в 1836-1840 годах. Он был живописцем и преподавателем Казанского университета.



Бронзовый бюст на памятнике Лобачевскому, открытом в 1896 г., выполнен художницей Марией Диллон. В основу скульптуры взяты портреты Льва Крюкова.

Большое документальное значение имеет портрет, исполненный дагерротипом незадолго до смерти Лобачевского в декабре 1855 г. Он известен как «Портрет Лобачевского в старости».


Среди специалистов есть мнение, что портреты Лобачевского имеют отличия от его реального облика. Лобачевский был высокого роста, худощавый, несколько сутуловатый, с удлиненным лицом, глубоким взором темно-серых глаз и со сдвинутыми бровями. Целая шапка густых темно-русых волос слегка курчавились и торчали вихрами во все стороны. По своему характеру в молодости он был жизнерадостным, бодрым и только под конец жизни – несколько потухшим и одряхлевшим, что было связано с горестными событиями его жизни.

В книге «Материалы для биографии Н.И. Лобачевского» Л.Б. Модзалевского (1948) есть упоминание о том, как сам Лобачевский посмеивался над своим портретом работы Крюкова: «Неужели это я, совсем непохож!»

Конечно, художественные портреты не являются зеркальными отображениями оригинала. Художники имеют право на некоторый домысел. Тем более при изображении такой легендарной, героической личности. Аналогично, последний портрет с дагерротипа тоже мог быть отретуширован, дорисован. Тем более, в то время Николай Иванович был пожилым, больным, слепым.

Внешность Лобачевского оказалась так же окружена легендами, как и его жизнь и научное творчество. Но все же, не это главное – как он выглядел, хотя благодарные потомки в память о нем должны были бы попытаться установить истину. Отрекаться от истины глупо. А научная истина, которую установил гениальный ученый, дороже всех мифов и легенд о нем. Он сам так сказал: «Великое в веках бессмертием хранится!»

Опубликовано:
Сайт «Портфель «Кванта», math.child.ru/kvant/portfel/ Раздел «Разное», подраздел «Из истории науки».

Комментариев нет:

Отправить комментарий