воскресенье, 9 сентября 2012 г.

Классики как люди


О классиках принято думать, что они жили в давно прошедшие времена. В связи с этим иногда возникают курьезы. Конечно, на жизнь знаменитостей мы смотрим немного под другим углом зрения. Но многое человеческое им тоже не чуждо.

Биографы Андре Ампера (1775-1836), одного из основоположников современной электродинамики, отмечали, что к 14 лет он прочитал все 20 томов «Энциклопедии» Дидро. Так что он был теоретически подготовлен к занятиям точными науками. Как-то Ампер шел по улице, производя в уме сложные вычисления. И вдруг он увидел перед собой черную доску. Он вынул кусочек мела, который всегда носил с собой, и начал быстро писать на доске формулы. Доска тронулась с места. Ампер пошел за ней, а потом и побежал. Только смех прохожих привел его в себя. Тогда только он заметил, что доска, исписанная его формулами, – это задняя стенка чьей-то кареты.

Английский просвещенный монах Беда (672-735), историк, философ и математик, содействовал введению на родине христианского летоисчисления в VIII веке. Ему принадлежит трактат по хронологии, которая посвящена вычислению дня пасхи. Эти вычисления являются решениями сложных уравнений. За такую ученость современники прозвали этого монаха «Беда Достопочтенный».

«Может ли машина думать?» Выступая на Международном конгрессе математиков в Москве, основоположник динамического программирования американец Ричард Беллман (р. 1920), большой шутник, вызвал оживление в зале. Записав эту фразу на доске, он стал ее серьезно комментировать. Он утверждал, что мы пока не в состоянии определить, что такое «может» и что такое «думать», и что вообще в этой фразе понятен только вопросительный знак.

Стефан Бергман (1898-) известен как американский математик, хотя он родился в Польше, учился в Германии, жил в Италии. Спасаясь от фашизма, в тридцатые годы переехал жить в СССР, работал в Москве, Томске, Тбилиси. Потом уехал во Францию, в разгар войны очутился в США, там и остался. Всюду он говорил на языке той страны, в которой жил. Однако, почти во всех языках – с изъяном. Рассказывают, что в Томске ему поручили заведовать кафедрой и подобрали секретаршу, интеллигентную, культурную, немолодую женщину. Бергман пригласил ее для беседы. Один из вопросов немало смутил его собеседницу: «Вы порядочная женщина?» Когда стало понятно, что произошла какая-то неловкость, Бергман пояснил, что ему хотелось выяснить, является ли она аккуратной и будет ли она в полном порядке держать кафедральные дела.

Своеобразный рекорд установил в свое время прославленный ныне математик и физик, академик Н.Н. Боголюбов (р. 1909). Он когда-то был самым молодым студентом Киевского университета и диплом об его окончании получил почти одновременно с паспортом. В теоретических работах Николая Николаевича на каждой странице можно было прочесть лишь 2-3 общечеловеческих слова, таких как «известно, что», «что и требовалось доказать», а остальное – высший пилотаж абстрактной математики.

Когда французский математик Шарль Боссю (1730-1814) заболел, друзья собрались у него. Шарль настолько ослаб, что не отвечал на вопросы. «Да он уже не дышит», – сказал кто-то. «Подождите, – перебил другой. – Я его спрошу. Боссю, квадрат двенадцати?». «Сто сорок четыре», – послышался шепот больного.

Известный советский методист профессор В.М. Брадис (1890-1975) как-то посетил одну школу. На уроке изучали логарифмы, а на партах лежали «Четырехзначные математические таблицы» Брадиса. После урока профессор спросил: «Скажите, пожалуйста, а кто такой Брадис?» Одна из учениц, не долго думая, выпалила: «А это какой-то древний грек!»

Джордж Буль (1815-1864, английский математик, «отец математической логики») уже в 16 лет преподавал в школе. Местные священники и учителя его преследовали за то, что он занимался математикой даже по воскресеньям. Они молились за него в церкви за то, чтобы бог вразумил нечестивца. Он стал членом Королевского общества. Его младшая дочь родилась через полгода после смерти отца. Это Этель Лилиан, впоследствии – писательница Войнич, автор замечательного романа «Овод».

Знаменитый «Великий дилетант» – французский юрист Франсуа Виет (1540-1603), создатель буквенной алгебры, стал советником королей благодаря своим математическим знаниям. Воинствующая Испания свободно вела переписку с противником французского короля внутри Франции благодаря сложному шифру. Король Генрих IV обратился за помощью к Виету, который мог решать любые задачи. Две недели днем и ночью Виет работал над тайной письма и добился успеха. Этим он спас отечество от испанских происков. Испанская инквизиция объявила Виета богоотступником и заочно приговорила ученого к сожжению на костре. Хорошо, что выполнить свой варварский план не смогла.

Франсуа Виет писал и отдавал в печать много научных работ по математике. Бумага тогда (XVI в.) была дефицитной, и редактор требовал делать статьи покороче. Виет был не из тех людей, которые жалуются на трудности, а из тех, которые их преодолевают. Он поднатужился и придумал сокращенные обозначения для записи математических выражений. Эти сокращения оказались настолько удачными, что ими пользуются до сих пор. Благодаря этим сокращениям появилась современная алгебра.

Почетный член Академии наук, министр финансов Иван Алексеевич Вышнеградский (1831-1895) был директором Петербургского технологического института. Он часто ругал своих профессоров за то, что в их литографированных лекциях было много ошибок, и в пример ставил свои. А в заголовке его лекций стояло вместо «Теория живых сил» – «Теория сивых жил».

Великий норвежский композитор Эдвард Григ (1843-1907) в школьные годы очень просто расправился с нулями. В автобиографии он рассказывает о том, как однажды, когда ему задали задачу на умножение, он, для ускорения, пренебрег всеми нулями, встречавшимися по ходу выполнения действий. «В результате я потерпел полное фиаско. После этого, – иронизировал Григ, – я научился тащить все нули за собой. От них не избавиться».

В начале прошлого века Дедекинд (1831-1916), известный немецкий математик, заложивший основы современной алгебры, раскрыл какой-то календарь и прочел там: «Рихард Дедекинд. Умер в Брауншвейге 4 сентября 1899 года». Дедекинд написал тогда издателю календаря: «Глубокоуважаемый коллега! Позвольте обратить Ваше внимание на то, что в дате моей смерти неверен по крайней мере год».

Однажды египетский царь Птолемей, наслышавшись о необыкновенной мудрости Евклида (340-287 до н.э.) и о том, что он написал известный труд «Начала», пожелал лично познакомиться с ним. Он попросил Евклида изложить ему содержание книг. Выслушав доказательства первых теорем, он спросил, нет ли более короткого пути для изучения геометрии, чем изучение «Начал». Евклид с достоинством ответил: «Нет, в геометрии даже для царей нет другой дороги».

Декан математического факультета Геттингенского университета Феликс Клейн (1849-1925, известный немецкий математик, создатель знаменитой классификации геометрий) правил подчиненными «железной рукой». Один из подчиненных в отместку сочинил задачу: «Все математики Геттингена принадлежат двум классам. Одни делают то, что не нравится им, но нравится Клейну. Другие делают то, что нравится им, но не нравится Клейну. К какому классу относится сам Клейн? Ответ «ни к какому» – неверный». Предполагался ответ «Клейн – не математик».

Самый известный советский математик – академик А.Н. Колмогоров (1903-1987) первую научную работу написал по истории. После успешного завершения своего доклада и получения лестной оценки, он для получения большей ясности обратился к историку С.В. Бахрушину: «Но я доказал свой результат?» Ученик великого В.О. Ключевского, со свойственной историкам дореволюционной школы принципиальностью ответил: «Ну что вы, молодой человек! Вы же нашли пока только одно доказательство. Для историка это мало. Нужно по меньшей мере пять доказательств». А.Н. Колмогоров, когда рассказывал об этом анекдотическом случае, шутливо добавлял: «И тогда я окончательно ушел в математику, где достаточно одного доказательства».

Огюстен Луи Коши (1789-1857), знаменитый французский математик, преподавал в Политехнической школе и в Сорбонне. Однажды он долго и безуспешно объяснял молодому благовоспитанному графу доказательство одной теоремы. Граф долго не мог ничего понять. Доведенный до отчаяния Коши воскликнул: «Теорема верна! Клянусь честью!» «Ах, маэстро, – галантно ответил граф, – почему же вы не сказали так с самого начала? Ведь я никогда не позволил бы себе сомневаться в честном слове столь уважаемого человека».

Вскоре после выхода из печати (в 1865 г. ) книжка Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес» попала в руки королевы Англии. Она пришла в восторг от удивительных приключений Алисы и тут же потребовала принести ей другие книги такого замечательного писателя. Каково же было ее разочарование, когда выяснилось, что прочие труды этого автора посвящены… математике!

Император Наполеон покровительствовал точным наукам и даже сделал нескольких видных ученых сановниками. Например, он назначил министром внутренних дел великого математика Лапласа (1749-1827). Однако, через полтора месяца Лаплас был снят с этого поста: вникая в каждый пустяк, он проглядел крупный антигосударственный заговор. В приказе Наполеона говорилось: «Уволить за внесение духа бесконечно малых в государственные дела».

В 1892 году Казанский университет готовился к празднованию 100-летия со дня рождения Николая Ивановича Лобачевского (1792-1856), гениального создателя неевклидовой геометрии. В связи с предстоящим юбилеем в местном физико-математическом обществе возник проект открыть подписку, чтобы на собранные средства воздвигнуть памятник и учредить премию его имени. Потребовалось согласовать этот вопрос с Министерством народного просвещения. Вместо ответа министерство запросило университет: кто таков Лобачевский и какие такие исключительные научные заслуги за ним числятся?

Профессор Н.М. Гюнтер (1871-1941) в статье «О педагогической деятельности А.А. Маркова» пишет: «Однажды, в разговоре по поводу определения математики, данного Расселом, А.А. на вопрос, что такое математика, отвечал: «Математика – это то, чем занимаются Гаусс, Чебышёв, Ляпунов, Стеклов и я»».

Революционер, поэт и ученый Николай Александрович Морозов (1854-1946) за 25 лет тюрьмы написал 26 томов научных работ по естествознанию, физике, химии, астрономии, математике, истории культуры и много стихов.

Дмитрий Евгеньевич Меньшов (1892-) – легендарная фигура среди математиков. Как-то его попросили рассказать о рождении Московской математической школы. Его рассказ получился таким: «В 1914 году я поступил в Московский университет. В том году Дмитрий Федорович Егоров и Николай Николаевич Лузин организовали семинарий для студентов, он был посвящен числовым рядам. В 1915 году мы занимались функциональными рядами, а в 1916 году – ортогональными рядами. А потом наступил 1917 год. Это был очень памятный год в нашей жизни, в этот год произошло важнейшее событие, повлиявшее на всю дальнейшую нашу жизнь: мы стали заниматься тригонометрическими рядами». Другая легенда: Нина Карловна Бари, профессор, ученица Лузина, всегда очень трогательно заботилась о Меньшове. Когда пришла война и Бари с мужем собралась эвакуироваться из Москвы, она сказала ему: «Дмитрий Евгеньевич, идет война, я уезжаю, заботиться о вас некому. Вы бы женились, что ли! Жена будет о вас заботиться, и душа моя будет спокойна». Меньшов слушал внимательно, задумался. Но вдруг его лицо выразило недоумение: «А когда война кончится, что я с ней буду делать?»

Абрахам Муавр (1667-1754, английский математик) незадолго до смерти заявил, что ему необходимо каждый день спать на 10-15 минут больше, чем в предыдущий. На следующий день после того, как достиг в сумме 23 с лишним часов, он проспал все 24 часа, и умер во время сна.

Джон фон Нейман (1903-1957), крупный американский математик венгерского происхождения, выступая как-то с докладом о перспективах развития ЭВМ, сказал:

– Математика – лишь очень малая и очень простая часть жизни.

Аудитория, состоявшая главным образом из математиков, зашумела. Тогда докладчик добавил:

– Если многие не верят в то, что математика проста, то это лишь потому, что они не осознают, насколько сложна жизнь.

Выдающаяся немецкая алгебраистка Эмми Нётер (1882-1935) в 20-е гг. прошлого века работала в Геттингенском университете. Несмотря на незаурядные достижения, она так и не смогла получить должность профессора, хотя математический факультет неоднократно просил ректорат об этом. Для такого назначения требовалось согласие всех университетских профессоров, а многие из них полагали, что женщина не может быть профессором. Гильберт возразил реакционерам:

– Господа, у нас здесь все-таки не мужское отделение бани, а университет!

Когда известного немецкого математика Э. Ландау спросили, правда ли, что Эмми Нётер – великая женщина-математик, он ответил: «Могу поклясться, что она великий математик, но в том, что она женщина, я поклясться не могу».

Великий ученый Исаак Ньютон (1643-1727) был избран в 1688 году в палату общин. Пустопорожние парламентские речи мало занимали ученого, и он обычно сидел молча. Однажды во время бурных дебатов Ньютон встал. Все взоры обратились к нему. «Я просил бы закрыть окно. Тут сильно дует», – сказал он. Это была единственная речь Ньютона в парламенте.

Михаил Васильевич Остроградский (1801-1862, известный русский математик) не любил модничать. Портной ему сшил новый костюм: «Я сделал все по моде, – уверял он, – вы не должны отставать от века!» «Но как же я угонюсь за веком в таких узких штанах?» – резонно спросил Остроградский.

Михаил Васильевич Остроградский решил немало трудных математических задач. Но одна задача у него долго не получалась. Он рассказал о ней своим коллегам по Российской Академии Наук.

– Тебе самому не решить эту задачу, – сказали эму коллеги, – и никто из нас не сможет тебе помочь. Садись в карету и поезжай в Париж! Тамошние математики не чета нашим. Только они могут решить столь сложную задачу.

Остроградский так и сделал. Приехал он в Париж, пришел в Французскую академию и, не называя своего имени, на хорошем французском языке попросил математиков помочь ему решить задачу.

– Зря вы с этой задачей сюда приехали, – ответили ему французские математики. – Такую задачу могут решить только в Петербурге. Поезжайте туда и обратитесь к академику Остроградскому!

В 1271 году венецианский купец Марко Поло отправился в путешествие по странам Востока. Он побывал в Армении, Персии, Индии, 17 лет прожил в Китае. После возвращения отважный купец написал книгу о своем путешествии. С особым восторгом автор описывал богатство китайских вельмож. Богатейшие из них намного богаче достойнейшего из венецианских купцов, которые свои доходы считали на тысячи: они говорили «милле». Чтобы выразить одним словом несметные богатства восточного вельможи, Марко восклицает: «Мильоне!», что должно было означать «тысячище, тысяча тысяч». Так в порыве вдохновения знаменитый купец сочинил слово, которым ныне пользуется весь мир. Между прочим, перевод его книги в русском издании 1877г. имеет заглавие «Путешествие по Татарии и другим странам Востока венецианского дворянина Марко Поло, прозванного миллионером».

Почти 20 лет (1964-1983) кафедру дифференциальной геометрии мехмата МГУ возглавлял крупный математик, профессор П.К. Рашевский. Как-то раз он сильно опаздывал на лекцию. В коридоре он столкнулся с коллегой, тоже профессором. «Что, Петр Константинович, опоздали на лекцию?» – ехидно поинтересовался тот. «А лекция еще не началась», – не растерялся Рашевский.

Английский физик и инженер Осборн Рейнольдс (1842-1912), известный своими исследованиями в области гидродинамики, однажды объяснял первокурсникам, как работать с логарифмической линейкой.

– Возьмем простой пример, – сказал он. – 3 умножить на 4.

После объяснений и демонстрации на большом макете линейки он продолжал:

– И вот вам результат: 3 умножить на 4 будет…будет 11,8. Для наших целей, – не растерялся Рейнольдс, – такая точность вполне достаточна.

Владимир Михайлович Тихомиров вспоминает о прекрасном человеке – профессоре Борисе Владимировиче Шабате. В 1967 году они выезжали в Болгарию на Конгресс математиков. Когда они пошли купаться, на берегу Шабат вдруг попросил помощи. Оказалось, у него нет правой ступни. Известно было, что он был участником войны, и Тихомиров спросил: «Вы потеряли ногу на войне?» Ответ Бориса Владимировича его удивил: «Нет, до войны. Все мои друзья стали записываться в ополчение, и я записался. А медкомиссии тогда не было». И он пошел – без ноги – воевать. Причину нашей победы невозможно понять, если не почувствовать той силы, которая влекла людей, подобных Борису Владимировичу, на фронт.

Крупнейший советский ученый академик Отто Юльевич Шмидт (1891-1956) в 14-летнем возрасте составил подробный план своей дальнейшей жизни. В нем было подробно описано, какие книги он должен прочесть, какими науками овладеть, какие проблемы решить, как развиваться физически. Но когда он подсчитал, сколько лет ему потребуется для выполнения программы, обнаружил – ему необходимо 900 лет! Он «ужал» программу до 150 лет. Ученый к концу жизни выполнил ее, перекрыв норму почти в три раза.

Жан Шарль Франсуа Штурм, доходя в курсе лекций до своей известной теоремы об отделении корней алгебраического уравнения, говорил, обращаясь к слушателям: «А теперь, господа, я изложу теорему, имя которой я имею честь носить!»

Знаменитый ученый-энциклопедист Эратосфен (276-194 до н.э.) был и поэтом, и филологом, и географом, и астрономом, и математиком. От современников он получил прозвище «Бета», смысл которого – «вечно второй». В каждой отрасли знаний Эратосфен кому-то уступал.

Пауль Эрдеш (1915-1995, венгерский математик) говорил, что у Бога есть Книга, в которой приводятся доказательства всех теорем. Цель каждого математика – расшифровать Книгу. Эрдеш считал, что математик может не верить в Бога, но в существование Книги верить обязан.

В Кёнигсбергский университет министерство назначило профессора, к которому студенты за его некорректный поступок относились отрицательно. Весь университет собрался на вступительную лекцию нового профессора, что лектор приписал своей популярности. Но при первых словах профессора все студенты с шумом вышли из зала.

После этого совет университета размышлял, кого и чем наказать за срыв лекции. Профессор Якоби наконец указал решение. По старому университетскому правилу «трое составляют коллегию» (tres faciunt collegium), т. е. трех человек для лекции достаточно. Все ушедшие до последних трех студентов вышли из аудитории на законном основании, лекцию сорвали только последние три. Так как они не известны никому, то в деле нет обвиняемого.

Список литературы
1. Ефремов А.В. О математике и математиках / А.В. Ефремов. – Казань: Магариф, 2001. – 207 с.
2. Тихомиров В.М. О математиках – с улыбкой / В.М. Тихомиров // Квант. – 1996. – №4. – С. 24-26.
3. Федин С.Н. Математики тоже шутят / С.Н. Федин. – М.: Либроком, 2009.

Комментариев нет:

Отправить комментарий