воскресенье, 9 сентября 2012 г.

Великий жрец "Королевы наук"


В мае 1727 года по «Невской першпективе» шел двадцатилетний юноша. Он только что приехал в Петербург из Базеля. Молодой швейцарец, магистр искусств, был приглашен для работы в недавно организованной Академии наук. «Во всем городе не было ничего великолепного, кроме Невы, не украшенной еще гранитною рамою. Обнаженные плотины, каналы без набережной, деревянные мосты повсюду являли недавнюю победу человеческой воли над супротивлением стихий», – писал А.С. Пушкин о том времени. Уже через несколько месяцев приезжий довольно бегло говорил на «непостижимом » русском языке.

Леонард Эйлер. Портрет работы Иогана Кёнига, 1881.
Леонард Эйлер.
       Портрет работы Иогана Кёнига, 1881.
Так начинался жизнь в России «великого переселенца» Леонарда Эйлера. Он является одним из известных людей, сменивших свое место жительства и ставших не только объектом помощи, но и неисчерпаемым источником обогащения общества, в которое они влились. В общей сложности он прожил в Санкт-Петербурге 31 год. Его прах ныне покоится в некрополе Александро-Невской Лавры рядом с Ломоносовым.

Имя Леонарда Эйлера ни о чем не говорит большинству из нас. Это одна из самых очевидных исторических несправедливостей. Он был одним из самых гениальных людей на земле. А математический гений Эйлера – сверкающий бриллиант на короне этой «Королевы наук». 15 апреля 2007 г. исполнилось 300 лет со дня его рождения, который будет широко отмечаться всем образованным человечеством. Именно в России Эйлер стал «общим учителем» всех математиков. Он был украшением и славой нашей Академии  более пятидесяти лет. Петербург и Россия должны гордиться им не меньше, чем Ломоносовым.

В Петербурге талантливый иностранец уже в 1731 году стал академиком. Эйлер нашел весьма благоприятные условия для научной деятельности: материальная обеспеченность, возможность заниматься любимым делом, научное общение с коллегами, наличие ежегодного журнала для публикации трудов. Все это позволило Эйлеру сразу же приступить к занятиям математикой и механикой. Буквально с первых дней пребывания в Петербурге проявилась главная черта его характера: работать при любых обстоятельствах и в любой обстановке. Его статьи на латинском языке появлялись без перерыва в печатном органе Академии («Комментарии Петербургской Академии наук») начиная со 2-го тома за 1727 г. до самой смерти и еще 43 года спустя.


Молодая, бурно развивающаяся Россия требовала решения многих практических задач. Академик Эйлер прилагал все силы обустройству земли русской, брался за решение многих проблем. Он работал в Комиссии мер и весов, в Географическом департаменте. Его работа по составлению карты России дала превосходный атлас империи, который был в употреблении более ста лет. Эйлер подробно вникает в многочисленные технические проекты.  Можно вспомнить его участие в проектировании и устройстве пожарных насосов, механических пил, гидравлических турбин, заключения по проектам мостов через Неву, в том числе об одноарочном деревянном мосте И. П. Кулибина, работавшего в Академии механиком.


Но в первую очередь Эйлер был математиком. На «карте» современной математики его имя встречается на каждом шагу. Он заложил основы многих математических дисциплин.


Среди всех ученых Эйлер выделяется фантастической продуктивностью, невероятной интуицией и феноменальной памятью. «Эйлер вычислял, как другие дышат». В 1735 г. Парижская Академия наук предложила премию за расчет траектории кометы. Эта проблема была столь трудна, что академики Европы просили дать на ее решение 3 месяца. Эйлер взялся выполнить расчеты за 3 дня и исполнил работу. Но это рекордное достижение стоило болезни: он ослеп на правый глаз. Позже, в 1766г., он ослеп и на второй глаз. Однако сам Эйлер относился к потере зрения с величайшим спокойствием.

Обладая феноменальной памятью, он продолжал вычислять, диктовать свои глубокие и значимые труды. Только при жизни Эйлера опубликовано около 550 его книг и статей, а полный список его трудов содержит 866 названий. Полное собрание сочинений Эйлера, изданное в 1909-1975 гг. в Швейцарии, состоит из 72 томов.

Эйлер был невольным свидетелем обычной для российского престола «чехарды». По приглашению прусского короля Фридриха II Эйлер оказался в Берлинской Академии (1741-1766 гг.), оставаясь почетным российским  академиком. Он продолжал помогать Петербургской академии в подготовке русских математиков. Вступившая на престол Екатерина II, понимавшая значение науки как для процветания государства, так и для собственного престижа, пригласила Эйлера вернуться на выгодных условиях: «А если не понравится, благоволит сообщить свои условия, лишь бы не медлил приездом в Петербург». В 1766 г. Эйлер с семьей вернулся навсегда. Второй Петербургский период его работы во благо России длился еще 17 лет (1766-1783 гг.).

Авторитет Эйлера в Академии был огромен. Сошлемся на воспоминания княгини Е.Р. Дашковой, назначенной директором Академии в 1783 г. Она придумала безошибочный ход, который должен был убедить академиков в ее приверженности к науке. «Прежде чем отправиться в Академию, я поехала с визитом к великому Эйлеру. . . Войдя в залу заседаний, я сказала собравшимся там профессорам и адъюнктам, что, не имея отношения к учености, не могла найти более торжественного способа выразить свое уважение к наукам и просвещению, чем быть введенной в Академию господином Эйлером. Я предложила ему сесть, где он пожелает, так как любое место, которое он займет, всегда будет первым». Именно в этом году Эйлер умер: «перестал жить и вычислять». Посмертные почести, оказанные ему, не остались незамеченными в Европе и подняли авторитет России.

Памятная монета в ознаменование 300-летия со дня рождения Леонарда Эйлера.
Россия стала второй родиной Леонарда Эйлера. Здесь выросли пятеро его детей и многочисленные внуки. Потомки великого ученого и сейчас живут в нашей стране. В 2007 году Центробанк РФ выпустил памятную монету в ознаменование 300-летия со дня рождения великого учёного.



Опубликовано:
Исторические Новости. – 2007. – 12 апреля. – №7(11). – Елабуга.